Владимир Гришин: "Система медицинского страхования спасла здравоохранение"

19.01.2015 14:55

 

Двадцать лет назад вместо бюджетного финансирования медицины появилась система обязательного медицинского страхования (ОМС).

Стало ли пациентам лучше после появления в России системы обязательного медицинского страхования? Можем ли мы по ОМС получить бесплатную медицинскую помощь в том объеме, в котором она нам необходима?

Об этом мы говорим сегодня с первым исполнительным директором Федерального фонда ОМС, кандидатом медицинских наук, доктором экономических наук, профессором Владимиром Гришиным.

Роль государства

Марина Матвеева, "АиФ. Здоровье": – Владимир Вадимович, вы, можно сказать, отец-основатель системы ОМС.Чем система обязательного медицинского страхования лучше бюджетной модели финансирования?

Владимир Гришин: – В начале 90х годов было принято решение ввести отчисления от фонда оплаты труда на пенсионные накопления и медицину. Это было оправдано в тот момент. Бюджет тогда трудно пополнялся деньгами, потому что все плохо платили налоги. Был установлен норматив отчислений. Эти средства надо было кому-то собирать. Налоговая служба не справлялась. Вот и возникла идея – создать фонды медицинского страхования. Фактически они стали отраслевым "министерством финансов", через них шло финансирование медучреждений, экономическая экспертиза и контроль качества медобеспечения.

Изначально предполагалось, что мы будем строить классическую систему медико-социального страхования. Фонды ОМС начинали работать по типу больничных касс, для чего у них было 1200 филиалов. Но в финансовую цепочку были включены коммерческие страховщики, и по их инициативе филиалы фондов были позднее ликвидированы.

Планировалось также, что система ОМС будет экономически самодостаточной, а размер взносов в 3,6% от фонда заработной платы устанавливался лишь на стартовый период. Но получилось "как всегда": размер взносов в какой-то момент был даже сокращен, и лишь несколько лет назад его увеличили до 5,1%. Правда, почти всю полученную прибавку направили на покупку дорогостоящего оборудования, которое должно было оплачиваться из бюджета, а не на оплату медицинских услуг.

Зачем нужны страховщики?

 А зачем были нужны страховщики? Зачем эта лишняя ступень в цепочке, съедающая деньги, которые можно было бы пустить на лечение людей?

 При внедрении системы ОМС возник вопрос: кто будет проводить экспертизу и контролировать качество оказания медицинских услуг? В основе медицинского страхования лежит принцип – за каждого пациента кто-то должен заплатить, работу медиков нужно оплатить, и кто-то должен проконтролировать качество оказания медуслуги и защитить пациента. Вот именно этим и должны были заниматься страховщики.

 Но все эти функции могло выполнять государство!

 Могло, согласен. Но государство их "уронило". Отрасль в начале 90х была на грани коллапса. Представляете, 146 млн граждан страны, и непонятно, на какие деньги их лечить. Система медицинского страхования тогда спасла здравоохранение. Всеми это признано.

 А сейчас, когда государство достаточно прочное и жесткое?

 Сегодня сложнейший момент для всей отрасли, это правда, но вы же не можете заново начать процесс. Надо определить позиции всех сторон – и государства, и фондов, и страховщиков, а главное, кто будет защищать права пациентов и контролировать качество предоставляемых им услуг.

Сколько надо денег?

– Как определяется, какой бюджет необходим системе ОМС? И кто это определяет?

 Размер взносов на ОМС в 3,6% был установлен путем механического отрезания от отчислений в Пенсионный фонд. Просто тогдашнему министру финансов показалось, что столько будет достаточно. Я планировал объединение системы ОМС с системой социального страхования. Тогда можно было суммировать отчисления на соцстрах – 5,4% и на ОМС – 3,6% (уже 9%) да плюс платежи из госбюджета на неработающих граждан. Все это вкупе могло дать до 12% от фонда оплаты труда на всю цепочку медобеспечения – от профилактики до реабилитации и санаторного лечения.

Но все решения за прошедшие годы были направлены на уменьшение объемов поступлений в систему ОМС.Цель – создать условия для развития добровольного медицинского страхования и платных медицинских услуг. В результате сегодня у нас на ОМС отчисляется 5,1% от фонда оплаты труда, а на добровольное медицинское страхование (ДМС) можно отчислять до 6%. Мы – единственная страна в мире, где на добровольное, на платное (!) страхование можно отчислять больше, чем на обязательное, государственное.

 А если работодатель покупает сотрудникам страховку ДМС, он уже не платит за ОМС?

 Платит, но меньше. Но ДМС подходит только для крупных предприятий и фирм, не все компании могут себе позволить такой соцпакет. Фактически, это новая форма ведомственной медицины.

Два десятилетия сдерживалось полноценное развитие государственной системы ОМС: классическая модель медико-социального страхования не создана, страховщики "прокачивают" огромные средства системы ОМС, объем платных медуслуг и ДМС в этом году превысят 500 млрд рублей. С учетом затрат на лекарства практически каждый второй рубль в здравоохранении оплачивает население (лекарственное страхование так и не ввели).

Поэтому мне, как профессионалу, печально слышать слова главы государства, что система медицинского страхования так и не заработала. Она и не могла заработать в полную мощь, если для нее никто и ничего не сделал.

Для организации приемлемого медобеспечения на одного человека в год необходимо порядка 30 тысяч рублей, а не 11,6 тысячи, объявленных на 2015 год (или 8,3 тысячи рублей за счет базовой программы ОМС). А с сегодняшним курсом валют надо уже в два раза больше.

 Потому что в ДМС самая простая страховка стоит 25–30 тысяч рублей. Там уже все просчитали.

Персональные счета

 В одном интервью вы говорили о "персональных медицинских счетах", которые надо было бы ввести, чтобы навести порядок в государственной медицине. Что это за счета?

 Государство должно определить, сколько и что оно может гарантировать по ОМС. Я предлагаю систему типа "родового сертификата". Каждый из нас будет владеть специальным счетом в уполномоченных государством банках. На этот счет работодатель, либо государство, либо сам человек переводят по 30 тысяч рублей в год. Половина этих денег пойдет на поликлиническую помощь, половина – на стационарную. При стационарном лечении действует принцип солидарности, услуги оплачивают страховщики. В поликлинической системе гражданам также все предоставляется бесплатно, но пациент подключается к безналичной "оплате" медуслуг при помощи банковской карточки (она же полис ОМС, она же история болезни).

 А если деньги кончились за полгода, я уже не могу в поликлинику сходить?

– Я предлагаю схему "пять по десять" – пять видов услуг по десять бесплатных посещений: приемы у терапевта и/или специалистов, курс массажа, диагностические исследования, физиопроцедуры, а для детей еще 10 бесплатных посещений стоматолога. Человек у нас в среднем ходит в поликлинику 9 раз в год. Я предлагаю 50 бесплатных посещений! Если вы не тратите деньги с этого счета на диагностику, можете их потратить на физиотерапию или на стоматологию.

 А из года в год неистраченные средства переходят?

 Переходят. Если деньги в течение года не истрачены, они остаются в вашем распоряжении (но только на оздоровительные меры и товары). Мою идею многие поддержали и сразу стали предлагать уточнения – в частности, предлагают сделать счета семейными для объединения финансовых возможностей.

Все заново?

– Это ваш ответ на еще не заданный мною вопрос, что, на ваш взгляд, надо изменить в сегодняшнем здравоохранении?

– К ОМС много нареканий. Но если я вас финансирую на 50%, то вы и работаете на 50%. Система ОМС профинансирована на 50%. Но потенциал этой системы не исчерпан. И я не верю заявлениям, что если мы в одночасье вернемся в бюджетную модель, то завтра все будет хорошо: вернуться в прошлое нельзя, все равно это будет что-то новое.

 

Аргументы и факты, 19.01.2015, На что были потрачены деньги, изъятые у медицинских организаций?

Давид Мелик-Гусейнов, директор Центра социальной экономики, отвечает на вопрос о расходовании денежных штрафов медицинских организаций.

В 2013 г. страховые компании оштрафовали медицинские организации на 50 млрд руб. за то, что они неправильно лечили пациентов. Но куда ушли эти деньги? Досталось ли что-то из них пациентам?

Ответ эксперта

Отвечает Давид Мелик-Гусейнов, директор Центра социальной экономики:

- Штрафы возвращаются в фонд ОМС, часть из них (около 30%) в виде премии оседает на счетах самой страховой компании. Чаще всего страховщики наказывают медучреждения за документы, оформленные ненадлежащим образом. Пациенты претендовать на эти штрафы по закону не могут. Если они считают, что их лечили неправильно, путь один — обращаться в суд.

От редакции

Выходит, нам с вами от этих взысканных миллиардов ни горячо, ни холодно? Хочешь возместить ущерб, причинённый здоровью, замучаешься по судам "пыль глотать"..

 

 

 

 

 

+7 (812) 935-19-71
телефон
электронная почта
Мы в телеграм
и мы с вами свяжемся

Новости

Страховщики говорят о выходе из стагнации рынка добровольного медицинского страхования (ДМС) и надеются на его дальнейший устойчивый рост. Первое полугодие 2017 года стало для петербургского рынка ДМС переломным. По итогам прошлого года объем сборов рынка ДМС Петербурга составил почти 11 млрд рублей. Уже в январе–июне этот показатель достиг 7,28 млрд рублей, что на 8,5% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Рынок ДМС продемонстрировал рост впервые за 2 года, отмечают представители большинства страховых компаний.
Яндекс.Метрика