— Тема нашей беседы — корпоративное медицинское страхование, всем известное ДМС. Насколько сегодня важно его развитие, и какие новые тенденции в этом развитии?

— Действительно, рынок немножко меняется. Учитывая, что страна находится в кризисе, а это все уже, наверное, из нас заметили, многие компании придерживаются новой политики, все меньше и меньше получают люди повышения заработной платы, все чаще появляются компании, которые заботятся о своих сотрудниках по-другому: делают дополнительные опции к медицинскому страхованию, которое мы называем ДМС. И это оправдано.

Почему так происходит? Ведь мы с вами и те, кто работает с ДМС уже не первый год, знаем, что при сравнительно несерьезном заболевании, как ОРВИ, грипп, люди привыкли обращаться в приличные клиники, и с ними действительно нормально занимаются серьезные врачи. Однако большинство из нас не знает, что сложные заболевания, критические заболевания, онкологические заболевания, как правило, бывают исключением из правил ДМС. И человек, который столкнулся с такой большой проблемой, теряет возможность пользоваться стандартом ДМС-программы. Более того, мы просто не знаем, куда обратиться в таком случае. Мы часто не знаем, где находится наша районная больница, мы не знаем, где находится, например, онкологический диспансер, а главное, какие у нас есть права, и как к этому всему вообще подойти, с какой стороны. Плюс, люди в болезни всегда имеют стресс. Они переживают, и очень важно помочь им это сделать правильно. Поэтому очень многие программы сейчас включают покрытие критических заболеваний в свое корпоративное медицинское страхование, и это очень правильно.

— Олег, мы говорим сейчас о сложных заболеваниях. Статистика показывает, что количество случаев возникновения онкологии в России увеличивается с каждым годом, и не только в России, это мировая тенденция. Кроме того, рак не имеет выраженных симптомов на ранних стадиях. Как заранее обезопасить себя страховкой? Насколько страховка будет действенна на ранней стадии или потом? Или же это случай вне ДМС?

— Ту страховку, которую предлагаем мы, то страховое покрытие, включает в себя полное обеспечение при любом онкологическом диагнозе. Поэтому оно начинает действовать с того момента, когда человек получает диагноз. И это принципиально важно, потому что именно тогда ему нужна основная помощь. Мы перепроверяем диагноз, мы определяем план лечения, мы определяем, где он должен лечиться, и сопровождаем на протяжении практически всей болезни. Это не один год, потому что часто болезнь занимает несколько лет.

Что очень важно знать — и это принципиальная вещь — сейчас при современном уровне медицины, если рак диагностирован на ранних стадиях, то в 90 с лишним процентах случаев это полностью вылечивается даже без истории, а в остальных переходит в хроническое заболевание, то есть рак излечим. Очень многие этого не знают, этому не верят, но это правда. Поэтому для того, чтобы на этих ранних стадиях он был определен, необходимо все-таки проходить регулярные обследования, проходить диспансеризацию. Сейчас многие клиники России такую услугу предлагают, и это, наверное, ответственность каждого из нас ее пройти.

Но в случае, если человек застрахован по нашему полису, когда у него есть только корпоративное страхование именно с онкологическим покрытием, то с самого начала, с самого первого дня обращения с ним будут практически за руку ходить по всем необходимым инстанциям, и он даже не будет знать, что там должен делать, с точки зрения законодательства, потому что мы как компания, которая его сопровождает, сделаем все за него. Это действительно так, и у нас уже достаточно много людей обращались, для нас это уже не первый год работы по этой специфике, и мы точно знаем, как это необходимо, и какие шаги необходимо сделать с самой первой минуты.

— Иными словами, не только на стадии заболевания и лечения, но и на профилактику распространяется ваш продукт?

— На самом деле, мы дополнительно к этому предлагаем делать нашим застрахованным так называемые медицинские "чекапы", это дополнительная функция, которую можно сделать с нашей помощью. Мы организовываем, у нас есть клиники, с кем мы работаем на территории страны. Плюс с организацией, которая застраховала своих сотрудников, если она заинтересована, мы вместе с ней можем сделать профилактический осмотр на месте, пригласить врачей на территорию для того, чтобы работники ее прошли.

Такие вещи периодически происходят, это легко можно сделать, было бы желание работодателя. Я, в принципе, обращаюсь, в первую очередь, к работодателям, потому что они решают, какую программу для страхования своих сотрудников выбрать. Поэтому действительно сейчас можно сделать и добавить так называемые критические заболевания, онкологию к классическому ДМС, плюс договориться о том, чтобы проходили правильные профилактические осмотры на той территории, где они находятся. Мы бы могли помочь им это организовать.

— Достаточно обратиться за простым страховым полисом, или это какой-то уникальный страховой продукт?

— На самом деле, он уникален по своим свойствам, потому что мало кто его предлагает, но, так или иначе, когда компания обращается за ДМС, за корпоративным медицинским страхованием, она должна просто сказать о том, что хочет застраховать не только стандартные заболевания, но и критические, или только одну онкологию, или онкологию и кардиологические заболевания. Это вопрос к работодателю — что он хочет сделать для своих сотрудников. Мы готовы сделать практически по полному перечню заболеваний, которые существуют сейчас.

— Сильно ли это отразится на кошельке работодателя?

— Мы всегда приводим один и тот же пример: например, повысить сотруднику зарплату на 1% будет стоить значительно дороже, чем сделать расширение к ДМС, потому что это начинается от 1,5 тыс. руб. в год до нескольких тысяч рублей в год, в зависимости от возраста и состояния застрахованного, но, в принципе, это реальные копейки, которые сопоставимы с заправкой бака бензина.

— Мы говорим уже о деньгах. Тогда вопрос со стороны работника, а не работодателя, застрахованного — каковы страховые выплаты при такой программе?

— Программ, на самом деле, несколько, но существует две принципиальных программы. Мы говорим о том, что мы можем выплатить человеку единоразово по факту диагноза, независимо от того, какой это вид онкологического заболевания и какая это стадия — до 1,5 млн руб. сразу в руки, и сам человек решает, что с ними делать. Мы выплатили деньги, мы проводим полностью ассистанс, поддержку, то есть определяем, куда направить на лечение, какой план лечения, что должно быть сделано, и сопровождаем его в течение многих лет — это два. А в-третьих, по желанию работодателю мы сейчас еще можем добавить функцию лечения за рубежом. И мы вместе с нашим партнером — это международная компания Best Doctors — уже сейчас такой продукт активно предлагаем, и там покрытие составляет 60 млн руб. Это практически полное неограниченное лечение за рубежом, причем оплачиваются даже перелеты и такси до аэропорта.

— Иными словами, вы не оставляете своего клиента ни на одной из стадий — от профилактики до, не дай бог, заболевания?

— Абсолютно правильно. Более того, мы постоянно следим, что с ним происходит потом в течение нескольких лет.

— Мы затронули тему онкологии. Скажите, а как быть людям пенсионного возраста, тем, кто не работает, они не попадают под программы корпоративного страхования?

— На самом деле, есть два ответа. Бывает, что и в компаниях работают люди, близкие к пенсионному возрасту и даже которые уже на пенсии, у нас много людей работают в пенсионном возрасте, и наша программа позволяет страховать людей до 75 лет. Это абсолютно эксклюзивно. Мы долго бились над тем, чтобы сделать такую опцию. Сейчас это работает, и можно это сделать. Кроме того, если человек по какой-то причине не имеет корпоративной страховки, то сейчас в любом отделении банка ВТБ 24 мы предлагаем страховой продукт, который покрывает как раз каждого желающего до 75 лет, практически от нуля до 75, причем там есть функция лечения за рубежом точно так же. Это будет возможно для почти любого желающего, если человек не знает, что он болеет, везде основным критерием в программу будет декларация, что я не знаю, что я болею, потому что мы не требуем никаких осмотров, справок, ничего, никаких анализов. Просто если человек не знает, что он болеет, и не стоит на учете, он может купить страховой полис и быть защищенным уже всегда.

— Раньше это несколько умалчивалось, сегодня уже не скроешь шила в мешке, часто бывает, что человек, попадая за границу и имея страховку, не может дозвониться до своего страхового агента в принципе. Насколько на сегодняшний день "ВТБ Страхование" гарантирует связь клиента со страховщиком?

— К счастью, на 100%. У нас сейчас по онкологическим программам застраховано под 80 тыс. человек. Мы действительно отслеживаем каждого больного, понимая, что ему не только нужно дозвониться, надо так, чтобы ему тот человек, который с ним общается на трубке, был способен оказать необходимую помощь. Например, у нас по этой программе дежурят специальные врачи, онкологи и психологи. Это абсолютно правильно, это необходимо, потому что мы теряемся, мы все обычные живые люди, которые этой проблемы боимся, и для нас специально сделан такой штат сотрудников-психологов, потому что они помогают рассказать, как надо сделать, что надо сделать, а главное, рассказать о том, что можно победить болезнь.

Сейчас даже по телевидению много программ идет на эту тематику. Победить болезнь можно, медицина пошла вперед, есть современные лекарства, есть технологии и в нашей стране, и за рубежом. То есть я знаю большое количество примеров, когда люди выжили, даже среди моих близких друзей, и работают, и они сумели победить болезнь. То есть я считаю, что мы вместе как страховая компания, как медицинское сообщество, как бдительный клиент, который подумал о себе, купил себе страховой полис, проходит диагностику, все это вместе позволяет жить долго и счастливо.

— Говорим про международную медицину, в некогда культовом фильме "Молодость, больница, любовь" был кадр: операционный стол, врачи поднимают руки, говорят: "Стоп. 12 часов дня. Время страхового полиса закончилось", и человека в этой каталке выкидывают из больницы. Поговорим о самом важном пункте вашего страхового договора — срок.

— Действительно, очень важный вопрос. Сейчас по любому нашему продукту, даже по коробочным продуктам, продаваемым через свою сеть, через партнеров, мы договорились о том, что после окончания срока еще минимум три года человек является застрахованным и сопровождается. По некоторым видам, есть даже пожизненный. То есть мы понимаем, что серьезное заболевание за месяц не лечится. Более того, нужно возвращаться и проверяться в течение нескольких лет, поэтому мы сделали специально, что это как минимум три года после окончания действия полиса. Человек может уйти с работы, уже не покрываться этим полисом в этой организации, может вообще никакого полиса не иметь, но если он заболел в течение действия полиса, то мы будем сопровождать его еще как минимум три года.

— Мы говорим о корпоративном страховании, когда работодатель тратит на расширенный пакет, как вы сказали, не больше, чем бак бензина, расширяя пакет. А физическое лицо, пришедшее в "ВТБ Страхование", насколько ударит по карману человеку, который пришел просто с улицы, заключить с вами договор?

— На самом деле, зависит. Практически от 5 тыс. руб., где будет покрытие в 0,5 млн руб. в случае возникновения диагноза "онкология" в возрасте до 50 лет. Если человек старше, то это будет стоить ему, например, от 9 тыс. руб. Полный полис для человека старше 50 лет, включая лечение за рубежом на 60 млн руб., полный ассистанс в России и выплату 1,5 млн руб. в случае диагноза, будет стоить 39 тыс. руб. в год. Это дешевле среднего КАСКО практически в два раза. Вы посмотрите, мы готовы тратить на своих железных коней, а среднее КАСКО по стране 50 тыс. руб., большие деньги, а добавьте к этому еще ОСАГО, этот самый бензин, который мы заливаем постоянно, поэтому считаю, что 39 тыс. руб. в год на полное покрытие, больше чем на $1 млн, на полный ассистанс, это очень-очень важно, потому что в стране 3 млн сейчас заболевших онкологией, которые зарегистрированы, каждый год добавляются еще сотни тысяч людей. А люди, которые вовлечены в этот процесс, то есть знакомые, родственники, которые не понаслышке знают, что это такое, как с этим бороться, как все это непросто, то есть это несколько десятков миллионов людей вовлеченных. Поэтому мы считаем, что именно позаботиться о себе с такой большой сложной проблемой необходимо. Это стоит тех денег, потому что действительно пока полис в розницу от 5 тыс. руб. до 39 тыс. руб. на текущий момент времени, но это все-все-все включено.

— Вы сказали "страны". Можно ли подобный продукт получить вне мегаполисов России, вне Москвы, вне Петербурга, в регионах?

— В любом отделении нашей компании, отделении "ВТБ 24".

— Много ли их по стране?

— 8 тыс. продавцов на фронте "ВТБ 24".

— Ничего себе. Вернемся к вашим западным партнерам. Я понимаю, что всякий раз, составляя договор с той или иной клиникой, с тем или иным медицинским учреждением за рубежом для ваших клиентов, вы сто раз проверяете юридическую составляющую контракта. Не случится ли так, что в свете последних веяний международных ваши внешние партнеры вдруг откажутся выполнять требования данных контрактов?

— Вы знаете, чтобы сделать наш продукт, мы, на самом деле, работаем с несколькими крупными партнерами, крупнейшими. Действительно, это компании большие, это Swissray, это Partner Ray, это Best Doctors, то есть мы действительно работаем с лидерами рынка. У нас с ними очень долгосрочные договоры, причем они, вы будете смеяться, сделаны в рублях, чтобы мы были уверены в том, что мы продаем продукты за рубли. Это не импортозамещение, конечно, хотя наш ассистанс в России работает очень успешно, мы действительно договорились с партнерами работать очень в долгую, и договоры наши есть и трехлетние, и пятилетние, даже десятилетние, поэтому мы действительно заинтересованы в том, чтобы это было на многие-многие годы, и, к счастью, находим взаимопонимание, и, наоборот, интерес к этой программе растет. Нет такой недели, чтобы я не встречался с кем-то из западных партнеров — например, сегодня уже было двое — с тем, чтобы расширить программу.

— Главное, чтобы их было еще больше, чтобы покрытие, о котором вы говорите, было в достаточной мере.

 

 

+7 (812) 935-19-71
телефон
электронная почта
Мы в телеграм
и мы с вами свяжемся

Новости

Страховщики говорят о выходе из стагнации рынка добровольного медицинского страхования (ДМС) и надеются на его дальнейший устойчивый рост. Первое полугодие 2017 года стало для петербургского рынка ДМС переломным. По итогам прошлого года объем сборов рынка ДМС Петербурга составил почти 11 млрд рублей. Уже в январе–июне этот показатель достиг 7,28 млрд рублей, что на 8,5% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Рынок ДМС продемонстрировал рост впервые за 2 года, отмечают представители большинства страховых компаний.
Safetyinsure г. Санкт-Петербург,
ул. Дыбенко, д.20, корп 1
работаем c 9:00 до 19:00

Карта сайта © 2016 «SafetyInsure»

Яндекс.Метрика